Аутогемотерапия аллергии

Аутогемотерапия аллергии

Аутотемотерапия является разновидностью активной, или раздражающей, терапии. Она представляет собой аутопротеинотерапию, комбинированную с аутосеротерапией и аутовакцинацией. Действие инъецируемой крови на организм многогранно и не всегда поддается точному учету, так как состав крови больного животного неодинаков в различных стадиях одного и того же воспалительного процесса; состояние тканей и реакция их на введение крови также различны.

Определить количество и качество антител, ферментов, гормонов и бактерий инъецируемой крови невозможно. Механизм действия аутогемотерапия, несмотря па то, что она давно применяется, до настоящего времени окончательно не установлен.

Одни авторы считают этот метод лишь разновидностью протеинотерапии и полагают, что кровь как таковая не имеет при этом значения. Они указывают, что лечебный эффект, наблюдаемый после введения крови, зависит от искусственной гетерогенизации ее протеинов; собственный белок крови под влиянием внешней среды становится чуждым для организма.

Другие относят аутогемотерапию к разновидностям вакцинации, поскольку антигены (бактерии), введенные с кровью внутримышечно или в подкожную жировую клетчатку, способствуют образованию антител в организме. Линтваров утверждает, что действующим началом являются эритроциты. Действие аутогемотерапии сводится к фагоцитозу инъецированных эритроцитов клетками ретикуло-эндотелиальной системы — макрофагами и полибластами. Фагоцитированные эритроциты разрушаются, перевариваются, а адсорбированные ими бактерии и токсины освобождаются, вследствие чего и происходит образование антител. Разрушившиеся эритроциты раздражают клетки ретикуло-эндотелиальной системы, стимулируют их размножение, фагоцитарную деятельность, образованно и накопление в организме атител.

В доказательство, что эритроциты как носители антигенов способствуют выработке антител, а сыворотка крови никакого лечебного значения не имеет, Линтварев вводил подкожно эритроциты, отмытые, от сыворотки, больным экссудативными формами экземы и получил блестящие результаты. Дальнейшие клинические наблюдения и гематологические исследования показали, что изменения, происходящие в организме после инъекции крови, зависят от самой крови в целом и тех бактерий, которые она нередко содержит. Па раздражение кровью организм реагирует в целом; ответные реакции возникают в клеточной и гуморальной среде с участием вегетативной нервной системы.

Представим себе эти процессы в той последовательности, в какой они происходят. Часть введенной крови уносится в неизменном виде лимфатическими путями в регионарные лимфатические узлы, где клеточные элементы крови задерживаются, затем фагоцитируются клетками ретикуло-эндотелиальной системы, подвергаются цитолизу и плазмолизу. Большая часть кровяных элементов разрушается на месте инъекции, а сыворотка крови поступает в лимфатические пути. Уже через несколько минут после инъекции происходят изменения в морфологическом составе крови больного: сначала наступает лейкопения, затем число лимфоцитов возрастает, а количество сегментоядерных лейкоцитов уменьшается; число эритроцитов увеличивается, повышается содержание гемоглобина.

Быстрота, с которой развивается лейкопения, зависит от сосудодвигательного рефлекса, возникающего вследствие раздражения вегетативной нервной системы на месте введения крови, а увеличение числа эритроцитов свидетельствует о раздражении кроветворных органов. С появлением в крови молодых эритроцитов уменьшается опасность кислородного голодания и одновременно увеличивается адсорбция токсинов, циркулирующих в крови. Резкое снижение количества сегментоядерных лейкоцитов и, следовательно, вырабатываемых ими протеолитических ферментов указывает на задержку патологически усиленного белкового обмена.

Огромные сдвиги происходят и в ретикуло-эндотелиальной системе. Прежде всего возрастает число моноцитарных клеток. Количество гистиоцитов повышается в 3—4 раза; активизируются процессы адсорбции, фагоцитоза и образование антител. Согласно учению И. П. Павлова о нервизме, следует признать, что аутогемотерапия представляет собой метод воздействия на организм в целом через центральную нервную систему.

Показаниядля аутогемотерапии очень широки. Сюда относятся прежде всего кожные заболевания (фурункулез, острые дерматиты и экземы), гнойно-некротические процессы в области холки, флегмоны и другие остро гнойные процессы в начальных стадиях развития, а также бруцеллезные поражения и пневмоплевриты. Терапевтическая эффективность этого метода при пневмоплевритах настолько высока, что его считают незаменимым и обязательным.

Аутогемотерапия заслуживает широкого применения при мыте. Клинические наблюдения показывают, что после введения 100—420 мл крови мытной лошади при первом подъеме температуры больное животное быстро выздоравливает. Установлено, что после аутогемотерапии ускоряется созревание мытных абсцессов, снижается температура и восстанавливается аппетит.

Хорошие результаты получены также при лимфонодулитах, орхитах, фуникулитах, мышечном и суставном ревматизме.

Техника.Для аутогемотерапии берут кровь из яремной вены больного животного после обычной обработки операционного поля. Пункцию производят стерильной кровопускательной иглой, кровь собирают в стерильный шприц Жане.

Кровь, предназначенная для аутогемотерапии, не требует никакой обработки. Исключения возможны лишь при повышенной свертываемости крови и недостатках в технике кровопускания.

Перед аутогемотсрапией необходимо провести оперативную ревизию воспалившейся раны, гнойно-некротического очага, для лучшего стока воспалительного экссудата рассечь рану, удалить мертвые ткани, устранить затеки гноя, применить контрапертуры там, где они показаны, и ввести дренажи. После аутогемотерапии происходит усиленное всасывание из раны в кровь бактерий и токсинов. Количество бактерий в ране уменьшается, а в крови увеличивается. При ограниченном гнойном очаге и слабой вирулентности бактерий последние могут быть легко фагоцитированы и обезврежены. Иная картина наблюдается при прогрессирующей инфекции, когда резистентность организма ослаблена и вирулентность бактерий высока. Бактерии, всосавшиеся в кровь, могут вызвать длительную бактерпэмию, со всеми вытекаю­щими плохими последствиями (резкое повышение температуры тела, ухудшение местного процесса и общего состояния животного).

Куда же лучше инъецировать кровь — в подкожную клетчатку или внутримышечно?

При подкожных инъекциях крови можно скорее ожидать реакцию со стороны клеток ретикуло-эндотелиальной системы, так как в рыхлой клетчатке эта система представлена больше, чем в мускульной ткани. Техника подкожных инъекций проще и безопаснее, чем внутримышечных. Введение крови в грудной мускул нежелательно, потому что место вкола иглы может быть инфицировано упряжью (хомут, шлея).

При внутримышечных инъекциях крови в области ягодицы требуется особенно тщательная обработка операционного поля, так как поверхность кожи в этой области часто загрязнена бациллами газовой гангрены и кишечной палочкой. Дезинфекция кожи спиртовым раствором иода не дает в отношении бацилл газовой гангрены положительных результатов (Л. Черная, Г. Ковтунович), поэтому приходится обрабатывать операционное поле 5 %-ным или 10 %-ным спиртовым раствором формалина. Глубокие внутримышечные абсцессы, иногда развивающиеся на месте инъекции в области ягодицы, требуют длительного лечения, особенно при осложнении флегмоной. Внутримышечные инъекции иногда осложняются поломкой иглы, извлечение которой связано с огромными затруднениями или совсем неосуществимо. Быстрое рассасывание крови при внутримышечных инъекциях не имеет практического значения, так как и при подкожных инъекциях даже большие количества крови легко рассасываются.

Итак, подкожные инъекции крови имеют все преимущества перед внутримышечными.

Кровь следует инъецировать в здоровые ткани, по соседству с очагом поражения, так как на месте введения крови создается барьер (хотя и краткосрочный), обладающий аутоантисептическими и аутоантитоксическими свойствами (в отличие от травматических гематом, предрасположенных к инфекции). Широко применяемые инъекции крови в области шеи имеют, за редкими исключениями, больше анатомических, чем клинических оснований. Установлено, что введение крови в области больного органа или на его уровне дает лучшие результаты по сравнению с другими общепринятыми способами аутогемотерапии. Поэтому при перитоните рекомендуется инъецировать кровь в подкожную клетчатку живота, в месте наибольшей болезненности; при гнойных поражениях глаза — под кожу верхнего века.

Клинический опыт показал также, что введение крови в области лимфатических сосудов, по которым лимфа оттекает из воспалившегося очага К регионарным лимфатическим узлам, способствует локализации процесса больше, чем те же дозы крови, применяемые подкожно или внутримышечно в других, отдаленных частях тела.

Все это заставляет предполагать, что аутогемотерапия вызывает, наряду с общим действием на организм, местную тканевую реакцию, активизирующую иммунобиологические процессы в воспалительной зоне. По-видимому, некоторое значение имеет и «закупорка» регионарных лимфатических узлов продуктами распада крови, особенно эритроцитами, чем создастся механическое препятствие для дальнейшего всасывания бактерий и токсинов лимфатическими путями.

При гнойно-некротическом процессе в области затылка кровь следует вводить подкожно только в области шеи, но не в ягодичные мускулы, как это нередко делают; при гнойных процессах в области холки лучше вводить кровь в области лопатки; при флегмоне венчика на грудной конечности — в области предплечья и т. д.

При выборе дозы крови необходимо учитывать следующее. Аутогемотерапия относится к методам активной, раздражающей терапии. Ее действие основано главным образом на стимуляции ретикуло-эндотелиальной системы. Чем тяжелее процесс, том больше нарушается печеночно-почечный барьер, тем сильнее блокируется ретикуло-эндотелиальная система в целом. Следовательно, дополнительная нагрузка ее колоссальным количеством распадающихся клеток инъецированной крови может лишь ухудшить состояние больного вследствие искусственно вызванной блокады этой системы. При наличии клинических признаков поражения печени, почек опасность ухудшения воспалительного процесса становится наиболее реальной. Это следует помнить, чтобы но повредить больному и не дискредитировать самый метод аутогемотерапии.

Клинический опыт учит, что в начале остро гнойного воспалительного процесса, когда необходимо мобилизовать защитные силы больного, большие дозы крови (125—150 мл) дают лучшие результаты. Эти же дозы следует применять и для профилактики заболевания (например, при мыте, для предотвращения раневой инфекции при кастрации).

При флегмонозных процессах, сопровождающихся длительным лихорадочным состоянием, желтушностью видимых слизистых оболочек, следует отказаться от аутогемотерапии или же вводить сначала малые дозы (50— 70 мл). Если в последующие дни у животного не будет обнаружено каких-либо признаков ухудшения, следует при повторной инъекции повысить дозу крови на 20—25мл. Показателем рациональной дозировки служит улучшение как общего состояния больного животного, так и местного воспалительного процесса (изменения в крови, морфологическом составе воспалительного экссудата, в клинике патологических явлений и т. д.). Следовательно, дозы крови для инъекции должны быть в пределах 50—150 мл. Вводить большие дозы мы считаем нецелесообразным: необходимая реакция наступает и при указанных дозах, так как раздраженные клетки легче возбудимы, чем клетки, находящиеся в состоянии покоя.

Однократная инъекция крови редко дает положительный результат; поэтому приходится применять повторные инъекции. Число инъекций и интервалы между ними также должны быть индивидуально различны. В клинической практике обычно ограничиваются 4—5 инъекциями. Опыт показал, что организм привыкает к повторным инъекциям, поэтому увеличение их числа но повышает терапевтического эффекта. Самыми действенными оказываются лишь первые две инъекции.

Желательно, чтобы интервал между двумя последовательными инъекциями был не менее 2 суток. Реакция организма на введение аутокрови продолжается 48 часов и больше; поэтому при ежедневных инъекциях реакция на последнее впрыскивание неизбежно наслаивается на реакцию от предыдущей инъекции, что ведет к перераздражению ретикуло-эндотелиальной системы.

При тяжелом состоянии больного животного интервал между инъекциями целесообразно удлинить до 4 дней. Это особенно важно при первых инъекциях, когда необходимо но только выждать затихание реакции на первую инъекцию, но и проследить характер самой реакции организма на аутогемотерапию.

Чем тяжелое заболевание, тем меньше должна быть первоначальная доза и тем больше должен быть промежуток между инъекциями. Объективным контролем служит гемограмма; поэтому гематологические исследования следует проводить наряду с изучением морфологического состава воспалительного экссудата и клиническими наблюдениями за состоянием патологического процесса и самого больного.

Так как реакция организма на каждую последующую инъекцию ослабевает, необходимо при повторных инъекциях увеличивать дозу крови, не превышая, однако, указанную максимальную дозу.

Если после двукратного введения крови нет положительных результатов, нужно отменить аутогемотерапию, так как последующие инъекции обычно не приносят пользы.

Реакция организма на аутогомотерашпо не всегда одинакова. Местная очаговая реакция в виде круглоклеточного инфильтрата на месте инъекции часто мало заметна. Повышение температуры тола может отсутствовать. Если аутогемотерапия дает положительный результат, у лихорадящих животных в ближайшие же дни снижается общая температура, местный воспалительный процесс становится слабее. Отеки постепенно исчезают, инфильтраты рассасываются, гнойные выделения уменьшаются. Полость рапы заполняется здоровыми розово-красными плотными грануляциями. В некоторых случаях наблюдается кратковременное обострение процесса.

Мы уже отметили, что аутогемотерапия представляет собой аутопротеинотерапию, комбинированную с аутосеротерапией и аутовакцинацией. При прогрессирующей гнойной инфекции бактерии, поступающие в кровь из септического очага, циркулируют в ней некоторое время, затем частью фагоцитируются клетками ретикуло-эндотелиальной системы, частью выводятся через выделительные органы наружу. Кровь, полученная (для аутогемотерапии) от больного животного в момент подъема температуры или за 3 часа до озноба, содержит наибольшее количество бактерий; введение такой крови подкожно или внутримышечно является типичной вакцинацией больного микробами, циркулирующими в крови. Чем больше доза крови, тем больше вводится микробов и, следовательно, том сильнее может быть выражена общая реакция.

Кратковременное обострение местного процесса, которым сопровождается общая реакция, можно рассматривать как отрицательную фазу вакцинации, за которой следует накопление в организме антител и повышение сопротивляемости больного инфекции.

Отсюда можно прийти к выводу, что в начале заболевания целесообразнее применять аутогемотерапию вечером — во время подъема температуры у животного. Если же проводят аутогемотерапию при отсутствии у лошади септического очага, вакцинация отпадает, и действие инъецированной крови сводится к аутопротеино- и аутосеротерапии.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:



Source: studopedia.ru


Добавить комментарий