Кто лежал с аллергией

Кто лежал с аллергией

Тем, кому достались дети без проблем с аллергией, сложно представить, как живут мамы атопиков. Я узнаю их в толпе по глазам – по ощущению постоянной войны, застарелой тревожности.

Это настороженность при каждом чихе, это инспекция каждой предлагаемой сушки. Это ходить в рестораны со своим контейнером. Или тщательно изучить меню и допросить повара – подходит ли что-нибудь для ребенка? Это необходимость мониторить график пыления и уезжать, как только зацветет проклятая ольха. Это невозможность завести животное или даже постелить ковер в гостиной. Это только платный сад – в бесплатном меню для аллергиков не предусмотрено. Это ампула с преднизолоном в кошельке. Это постоянный немой вопрос – доколе?

Долгое время меня не столько бесила необходимость таскать с собой контейнеры с едой и адреналиновый шприц, сколько я была съедена изнутри чувством тотальной несправедливости. Тем, кто столкнулся с сильной аллергией у ребенка, нередко бывает сложно принять эту непростую реальность. Есть у меня одна знакомая — мама сыночка, остро реагирующего на молоко. Вот пишет она такой, к примеру, пост в одной из мамских групп: у моего ребенка аллергия на молочный белок, он выпил молока и пошла крапивница, помогите. Все поохали, утешили, рассказали, как справиться. Через месяц еще пост. У моего ребенка, как вы помните, аллергия на молоко, он съел мороженое и покрылся коркой. Некоторые еще жалели, но другие начинали интересоваться – откуда же он его взял? Вы ведь знаете, что у него аллергия на молочное? И вот буквально только что: мой ребенок был в гостях, съел пирожное и теперь у него страшные боли! Тут уже все оторвались по полной — какого, мол, черта, ребенка травите. А у мамы крик души: — Да он и так у меня ничего не может есть! Да я ни в один ресторан не могу пойти! Да полугодовалые с большим рационом, чем он! Не могу так больше! То есть что происходит – две недели она кормит его согласно диете, грустно замешивая тертый кабачок в безглютеновую муку. Потом у нее случается кризис: WTF, это несправедливо! и ребенок получает тяжелую артиллерию — сгущенку или чизкейк. И на запрещенку эту, разумеется, остро реагирует. Скажете, ненормальная? Но у всех нас иногда рвет крышу от ощущения безвыходности. Например, когда ребенок просит торта на дне рождении друга – вот того, с большой кислотной пятеркой и МакКвином, а не этот безглютеновый кекс, который вы взяли с собой. Когда в ресторане вы заказали брокколи проголодавшейся дочери, а вам их полили песто и посыпали сыром – так же вкуснее! И вы на глазах у младенца отправляете блюдо обратно на кухню! Когда ребенок подрос и спрашивает: мама, а почему у меня аллергия?

Кто лежал с аллергией

Или другое проявление неприятия. Не буду делать из этого проблему, она и уйдет. Я вставала и на этот скользкий путь, когда пыталась лечить ребенка по Комаровскому — влажный воздух, обильное питье, никаких лекарств, все дела. На выходе – шесть обструктивных эпизодов за полгода. Вот такие у моего ребенка особенности и нет против этого лома приема. Заливайте-ка, мамаша, пульмикорт в небулайзер.

Есть и другая крайность. Испугаться раз и навсегда: урезать меню до минимума, не вводить ничего нового, не водить ребенка в сад, не ходить с ним в рестораны, не ездить отдыхать и… бояться, бояться, бояться! И кажется это ужасно глупым только тем, кто никогда не видел как ребенок задыхается только от того, что он попил из стакана, из которого до этого пил дедушка, евший креветки.

Вот еще пример. Самый популярный пост об аллергии – знаете какой? У моего сыночка опухают и чешутся глазки на кошек, но у нас кошка десять лет, как я могу ее отдать? Она же член семьи! Как человек, который заработал-таки астму на животных, я багровею, когда слышу эти стенания. Представьте себе, что на одной чаше весов любимый и очень хороший кот. А на другой сын, который будет просыпаться в предрассветной темноте с удушьем и, вероятно, даже не сможет объяснить вам, что с ним происходит. Который будет много болеть. Который будет вынужден вечно носить с собой балончик с аэрозолем, иногда забывать его и вызывать скорую помощь. Конечно, если вы оставите кота, у сына все равно есть шанс проскочить – процентов так 30. Но зато, если выстрелят 70, и диагноз «астма» будет поставлен, то уже практически навсегда. Готовы рискнуть? Он же член семьи! Это я сейчас о сыне.

К сожалению, атопические проявления дочки делали меня еще менее толерантной, чем это было потенциально возможно. Знакомая описала забавную ситуацию: она отлучилась на часик по делам, приходит, а свекровь в это время дала 9-месячному младенцу попробовать икры и пососать селедочный хвост! Конечно, Катя была изумлена, но поделилась этой историей со смехом. Я представила эту картину – дочь, селедочный хвост, преднизолон, скорая, больница… и почувствовала, как глаза застилает багровая пелена. Или можете себе представить мою бессильную ярость, когда дочка месяц расчесывала руки и ноги, а потом оказалось, это бабушка тайком давала ей сливочное масло – а что, нельзя разве было? Муж в такие моменты зовет меня “берсерком” — это такой воин, который перед битвой приводил себя в состояние повышенной агрессии, а в сражении отличался нечувствительностью к боли.

Кто лежал с аллергией

Вообще мама аллергика сталкивается с большим прессингом, нас атакуют с самых разных сторон бабушки и свекрови, друзья и соседи. — Все аллергии от глистов, вы глистов гоняли? — Ты слишком напряженная, он это чувствует! Все болезни от нервов. – Сходите к травнику, у Веры Семеновны с пятого он внучку вылечил. – Витаминов вам, наверное, не хватает! — Дома у вас слишком стерильно/пыльно! В общем в любом случае в аллергии ребенка виновата мама… И конечно, самый популярный совет – обратиться к гомеопату (как адепт доказательной медицины, я не дозрела до плацебо-шариков в бумажных облатках, но еще не вечер). Вступая на этот соблазнительный путь, надо понимать, что наравне с позитивными историями есть и такие, когда после гомеопатического лечения ребенка пришлось плотно и иногда безвозвратно сажать на гормоны, чтобы побороть развившиеся обострения.

Частая тема для обсуждений – почему страдающих аллергией становится все больше? Раньше «атопики» тоже рождались. Просто многие не доживали до взрослого возраста без беродуалов, преднизолонов и прочего. А «золотушные» дети из литературы – это кто? Правильно, страдающие атопическим дерматитом. В позднем СССР тоже были аллергики, и все они жили с неуточненным диагнозом «диатез». Одно очевидно — нас все больше. Если кратко о гипотезах, дело в экологии и в том, что сейчас сохраняют множество беременностей, которые бы не могли быть сохранены еще в прошлом веке. Поэтому «естественный отбор» как бы перестал работать, что для нас как необыкновенная радость, так и существенная проблема.



Source: chips-journal.ru


Добавить комментарий